Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Содер


 

 

Дорогіе Друзья! Просимъ васъ поддержать нашъ проектъ!

Милости просимъ посѣтить наши группы въ соцсетяхъ!

Эта книга издана при нашемъ содѣйствіи. Вы можете пріобрѣсти ​ее​ въ "Лабиринтѣ"

ПОЛНОЕ СОБРАНIЕ

 

СОЧИНЕНІЙ

 РУССКИХЪ АВТОРОВЪ.

  

СОЧИНЕНІЯ

 КАПНИСТА.

 

Изданіе Александра Смирдина.

 

ПЕЧАТАТЬ ПОЗВОЛЯЕТСЯ

съ тѣмъ, чтобы по напечатанiи представлено было въ Ценсурный Комитетъ узаконенное число экземпляровъ. С.-Петербургъ, 25 Января 1849 года.

Ценсоръ И. Срезневскій.

 

Цѣна одинъ рубль серебромъ.

  

САНКТПЕТЕРБУРГЪ.

Въ типографіи Императорской Академіи Наукъ.

1849.

ГОСУДАРЮ ИМПЕРАТОРУ

 

АЛЕКСАНДРУ ПЕРВОМУ.

 

Гремяща славой въ цѣломъ мірѣ

Екатерина, кроткiй слухъ,

Въ отрадный отъ заботъ досугъ,

Къ моей склоняла скромной лирѣ.

Ты кротокъ какъ душа Ее,

Ты любишь музъ не льстивыхъ пѣнье:

Пріймижъ усердное мое

Къ Тебѣ и къ Ней благоговѣнье;

Прійми: — — и скудный ѳиміамъ

Пріятенъ былъ самимъ богамъ.

 

Вѣрноподданный

Василій Капнистъ.

 

Милостивый Государь мой!

 

Василій Васильевичъ!

 

Поднесенное вами собраніе сочиненій вашихъ, равно и посвященіе оныхъ Его Величеству, Государь Императоръ, удостоивъ особеннаго Своего благоволенія, въ знакъ онаго пожаловать вамъ соизволилъ препровождаемый при семъ брилліантовый перстень. Поздравляя васъ, милостивый государь мой! съ сею Высочайшею милостію, имѣю честь быть съ истиннымъ почтеніемъ

и преданностію,

 

Вашимъ, милостивый государь мой!

покорнымъ слугою,

Н. Новосильцовъ.

 

№ 606, Октября 3 дня,

1806 года. С.-Петербургъ.

Его Высокородію В. В. Капнисту.

  

 

 

ЕГО ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЕЛИЧЕСТВУ

 ГОСУДАРЮ ИМПЕРАТОРУ,

 ПАВЛУ ПЕРВОМУ,

  

СЪ БЛАГОГОВѢНIЕМЪ ПОСВЯЩАЕТЪ

 

вѣрноподданный

Василій Капнистъ.

  

 

Монархъ! принявъ вѣнецъ, Ты правду на Престолѣ

Съ Собою воцарилъ: Вельможа въ пышной долѣ,

И рабъ, въ поту лица ядущій хлѣбъ дневный,

Какъ передъ Богомъ, такъ передъ Тобой равны.

Не лицемѣрнаго Ты образъ намъ закона:

Перуномъ власти тамъ, съ превознесенна трона,

Злодѣйство, клевету, пристрастіе разишь;

Тутъ Скипетромъ щедротъ невинность Ты бодришь,

Возводишь истинну, заслуги награждаешь,

И тѣмъ въ сотрудники всѣхъ Россовъ привлекаешь.

Прости, Монархъ! что я, усердіемъ горя,

Мой трудъ, какъ каплю водъ, въ глубоки лью моря.

Ты знаешь разные людей строптивыхъ нравы:

Инымъ не страшна казнь, а злой боятся славы.

Я кистью таліи порокъ изобразилъ;

Мздоимства, ябеды, всю гнусность обнажилъ,

И отдаю теперь на посмѣянье свѣта

Нe мстительна отъ нихъ страшуся я навѣта:

Подъ Павловымъ щитомъ почію невредимъ;

Но бывъ по мѣрѣ силъ споспѣшникомъ Твоимъ,

Сей слабый трудъ Тебѣ я посвятить дерзаю,

Да имянемъ Твоимъ успѣхъ его вѣнчаю.

 

Вѣрноподданный

Василій Капнистъ.

  

 

ЯБЕДА.

 

КОМЕДІЯ.

 

ДѢЙСТВУЮЩІЯ ЛИЦА:

 

ПРАВОЛОВЪ, отставной ассессоръ.

КРИВОСУДОВЪ, Предсѣдатель Гражданской палаты.

ФЕКЛА, жена его.

Софія, дочь его.

Прямиковъ, Подполковникъ служащiй.

БУЛЬБУЛЬКИНЪ.

АТУЕВЪ.

РАДБЫНЪ.

ПАРОЛЬКИНЪ.

ХВАТАЙКО, Прокуроръ.

КОХТИНЪ, Секретарь Гражданской палаты.

ДОБРОВЪ, Повытчикъ.

АННА, служанка.

НАУМЫЧЪ, повѣренный Праволова.

Архипъ, слуга Праволова.

 

 

Дѣйствiе происходитъ въ домѣ Кривосудова. Въ углу комнаты стоитъ столъ, краснымъ сукномъ покрытый.

Въ комнатѣ три двери.

  

 

ДѢЙСТВІЕ ПЕРВОЕ.

_______

 

ЯВЛЕНІЕ I.

 

ПРЯМИКОВЪ и ДОБРОВЪ.

 

ПРЯМИКОВЪ.

Я радъ, мой другъ, что мы съ тобою здѣсь столкнулись.

 

ДОБРОВЪ.

Да вы, сударь, зачѣмъ въ домъ этотъ завернулись?

Не ужъ ли за грѣхи какая васъ напасть,

Иль тяжба, Богъ храни! втащила въ эту пасть?

 

ПРЯМИКОВЪ.

Такъ именно: процессъ на шею навязался;

Я отъ него уйти хоть всячески старался,

Мирился, уступалъ, но потерялъ весь трудъ.

И такъ уѣздный ужъ и Верхній Земскій Судъ,

Прошедъ, гдѣ моему не льстили супостату,

Вступило дѣло къ вамъ въ Гражданскую палату.

 

ДОБРОВЪ.

Боюсь я, чтобъ оно не оступилось здѣсь.

Да съ кѣмъ же вы, сударь, имѣете процессъ?

 

ПРЯМИКОВЪ.

Сосѣдъ мой, ПРАВОЛОВЪ, не вѣдь съ чего вцѣпился....

 

ДОБРОВЪ.

Кто? ПРАВОЛОВЪ?

 

ПРЯМИКОВЪ.

Да! онъ. Чему жъ ты удивился?

 

ДОБРОВЪ.

Дивлюся, право, я, какъ съ умной головой

Могли связаться вы съ такой, сударь, чумой?

 

ПРЯМИКОВЪ.

Сутяга хитрый онъ, однакожъ не опасенъ.

 

ДОБРОВЪ.

Кто? онъ?

 

ПРЯМИКОВЪ.

Ужъ въ двухъ судахъ былъ трудъ его напрасенъ.

 

ДОБРОВЪ.

Не знаете, сударь, сего вы молодца.

Другово въ свѣтѣ нѣтъ такого удальца.

Напрасенъ въ двухъ судахъ! да тамъ лишь разбираютъ,

А вѣдь въ Гражданской вдругъ рѣшатъ и исполняютъ.

Что за бѣда ему, что въ тѣхъ его винятъ;

Лишь только для него въ Палатѣ быль бы ладъ.

То онъ получитъ вдругъ и право и имѣнье.

Вамъ съ Праволовымъ въ судъ? какое дерзновенье.

 

ПРЯМИКОВЪ.

Да чѣмъ же страшенъ такъ онъ мнѣ? прошу сказать.

Я, въ арміи служа, не могъ сосѣдей знать.

По замиреніи я въ отпускъ отпросился;

Лишь въ домъ, — онъ на меня съ процессомъ и взвалился;

И тутъ-то я узналъ ужъ не отъ одного,

Что онъ злой ябедникъ; да только и всего.

 

ДОБРОВЪ.

Да только и всего! такъ этого и мало?

Вы добрый человѣкъ; мнѣ жаль, сударь, васъ стало.

Покойный вашъ отецъ мнѣ благодѣтель былъ;

Я милостей его отнюдь не позабылъ:

Я помню, что его хлѣбъ-соль ѣдалъ довольно.

Въ сѣтяхъ сихъ видѣть васъ мнѣ, право, очень больно.

Коль нуженъ въ чемъ, готовъ для вашихъ я услугъ.

 

ПРЯМИКОВЪ.

Чувствительно тебя благодарю, мой другъ!

Я долженъ искренно теперь тебѣ признаться,

Что я не знаю какъ за дѣло мнѣ приняться?

Во-первыхъ, мнѣ скажи: чѣмъ такъ соперникъ мой

Мнѣ страшенъ?

 

ДОБРОВЪ.

Господи! что за вопросъ такой!

Онъ ябедникъ: вотъ все ужъ этимъ вамъ сказали.

Но чтобъ его, сударь, получше вы узнали.

То я здѣсь коротко его вамъ очерчу:

Въ дѣлахъ, сударь, ему самъ чортъ не по плечу.

Въ Гражданской ужъ давно веду я протоколы;

Такъ видны всѣ его тутъ шашни и крамолы,

Которы, зеркалу судебной правоты

Представъ, невинности явили въ немъ черты.

А сверхъ того еще, — гласъ Божій, гласъ народа. —

Подлоги, грабежи, разбои разна рода,

Фальшивы рядныя, уступки, векселя.

Тамъ отмежевана вдругъ выросла земля;

Тутъ верхни мельницы всѣ нижни потопили;

Тамъ двѣсти десятинъ два борова изрыли;

Здѣсь, выморочныхъ селъ наслѣдничекъ воскресъ;

Тамъ, на гумнѣ, его дремучій срубленъ лѣсъ;

На брата искъ за брань и за безчестье взноситъ,

А пожилыхъ съ того и за умершихъ проситъ;

Тамъ, люди пойманы его на воровствѣ,

Окраденнымъ купцамъ сыскалися въ родствѣ,

И брали то, что имъ лишь по наслѣдству должно.

Но всѣхъ его проказъ пересказать не можно:

Довольно и того, что вамъ слегка сказалъ.

Притомъ, какъ знаетъ онъ всѣхъ стряпчихъ наповалъ!

Какъ регламентъ нагнуть, какъ вывернуть указы!

Какъ всѣ подьячески онъ вѣдаетъ пролазы!

Какъ забѣжать къ судьѣ, съ котораго крыльца;

Кому бумажекъ пукъ, кому пудъ сребреца;

Шестёрку проиграть, четвёрку гдѣ, иль тройку;

Какъ залучить кого въ пирушку, на попойку;

И словомъ: дивное онъ знаетъ ремесло,

Неправду мрачную такъ чиститъ, какъ стекло.

Такъ вамъ возможно ли съ симъ молодцомъ тягаться?

 

ПРЯМИКОВЪ.

И подлинно его мнѣ должно опасаться.

Но дѣло вѣдь мое такъ право, ясно такъ!...

 

ДОБРОВЪ.

Какъ солнце ясно будь, то будетъ аки мракъ.

 

ПРЯМИКОВЪ.

Но на судей ужъ ли не можно положиться?

Хозяинъ здѣшній?...

 

 

ДОБРОВЪ (осматриваясь кругомъ.)

Ахъ! боюсь проговориться;

Ho вы не скажете, не слышитъ насъ никто.

Извольте-жъ про себя, сударь! вы вѣдать то,

Что дому господинъ, Гражданскiй Предсѣдатель,

Есть сущій истины Іуда и предатель.

Что и ошибкой онъ дѣлъ прямо не вершилъ;

Что съ кривды пошлиной карманы начинилъ;

Что онъ законами лишь беззаконье удитъ;

(Показывая будто считаетъ деньги.)

И безъ наличнаго довода дѣлъ не судитъ.

Однако хоть и самъ всей пятерней беретъ,

Но вящшую его супруга дань деретъ:

Съѣстное, питейцо предъ нею нѣтъ чужаго;

И только-что твердитъ: даянье всяко благо.

 

ПРЯМИКОВЪ.

Вотъ на! возможно ль быть? А члены? —

 

ДОБРОВЪ.

Все одно:

У нихъ все на одинъ салтыкъ заведено.

Одинъ Членъ вѣчно пьянъ и протрезвѣнья нѣту;

Такъ тутъ какому быть ужъ путному совѣту?

Товарищъ же его до травли русаковъ

Охотникъ страстной: съ нимъ со сворой добрыхъ псовъ,

И сшедшую съ небесъ доѣхать правду можно.

 

ПРЯМИКОВЪ.

А Засѣдатели?

 

 

ДОБРОВЪ.

Когда, сказать не ложно,

Въ одномъ изъ нихъ души хотя немножко знать;

Такъ чтожъ? лихъ та бѣда, что не гораздъ читать,

Писать и поготовь, а на словахъ заика;

И такъ, хотябъ и радъ, помѣха лихъ велика.

Другой себя къ игрѣ такъ страстно пристрастилъ,

Что душу бы свою на карту посадилъ.

Въ судѣ по Чермному съ нимъ Фараонъ гуляетъ,

И у журналовъ онъ углы лишь загибаетъ.

 

ПРЯМИКОВЪ.

А Прокуроръ? ужъ ли и онъ….

 

ДОБРОВЪ.

О! Прокуроръ,

Чтобъ въ риѳму мнѣ сказать, существеннѣйшій воръ.

Вотъ прямо въ точности всевидящее око:

Гдѣ плохо что лежитъ, тамъ зѣтитъ онъ далёко.

Не цапнетъ лишь того, чего не досягнетъ.

За праведный доносъ, за ложный, онъ беретъ;

Щечитъ за пропускъ дѣлъ, за голосъ, предложенья,

За нерѣшеніе рѣшимаго сомнѣнья,

За поздній въ судъ приходъ, за пропущенный срокъ,

И даже онъ деретъ съ колодниковъ оброкъ.

 

ПРЯМИКОВЪ.

А о Секретарѣ?...

 

ДОБРОВЪ.

Дуракъ, кто слово тратитъ.

Хоть голъ будь какъ ладонь, онъ что-нибудь да схватитъ.

Указы знаетъ всѣ, какъ пальцовъ пять своихъ.

Экстрактецъ сочинить безъ точекъ, запятыхъ,

Подчистить протоколъ, иль листъ прибавитъ смѣло,

Иль стибрить документъ — его все это дѣло;

И съ Праволовымъ онъ запазушны друзья.

Онъ вамъ накаверзитъ, весьма увѣренъ я.

И дѣльцо, знать, къ себѣ онъ прибралъ по секрету;

По крайности, его въ моемъ повытьѣ нѣту.

 

ПРЯМИКОВЪ.

Изрядно эту мнѣ ты шайку описалъ!

Какая сволочь!

 

ДОБРОВЪ.

Я вамъ истину сказалъ:

Но Бога ради!...

 

ПРЯМИКОВЪ.

Будь, пожалуй, будь спокоенъ.

Но чѣмъ же мнѣ начать? я право такъ разстроенъ?..

 

ДОБРОВЪ.

Изъ словъ, сударь, моихъ могли вы то понять.

Что не чѣмъ тутъ начать, какъ тѣмъ, что дать, да дать.

 

ПРЯМИКОВЪ (даетъ ему кошелекъ.)

Изволь, тебѣ, мой другъ! такъ-какъ знакомцу древню....

 

ДОБРОВЪ (не принимая)

Никакъ: благодарю. — Давно бы я деревню

Купилъ, когдабъ такъ бралъ, какъ многіе берутъ,

Впредь до рѣшенья дѣлъ, за предлежащій трудъ.

Такихъ неправедныхъ нажитковъ я чуждаюсь;

Съ женою, съ дѣтьми, трудомъ и правдою питаюсь.

А если правое чье дѣло верхъ беретъ,

И правый мнѣ за трудъ въ признательность даетъ,

То, признаюсь, беру. Мнѣ совѣсть не пѣняетъ:

Я принимаю даръ; бездѣльникъ вынуждаетъ.

И не изъ прибыли я вамъ служить хотѣлъ;

Я ужъ сказалъ, сударь, я вашу хлѣбъ-соль ѣлъ.

 

ПРЯМИКОВЪ.

Ну! какъ же ты, мой другъ, совѣтъ мнѣ предлагаешь,

Котораго ты самъ исполнить не желаешь?

Ты бѣдный человѣкъ, имѣешь малый чинъ;

Породы ты простой, не князь, не дворянинъ;

Ты дому моему уже служилъ довольно;

Но ты не взялъ, что я хотѣлъ дать добровольно.

А мнѣ совѣтуешь, чтобъ я пошелъ дарить,

Кого жъ? мнѣ равнаго! какъ можетъ это быть!

И какъ мнѣ смѣть его унизить, уничтожить!

 

ДОБРОВЪ.

Не должно это васъ, повѣрьте мнѣ, тревожить.

До рода, до чиновъ, какая нужда тутъ?

Давайте тѣмъ, сударь, которые берутъ.

А чтобъ предохранить ихъ отъ уничтоженья,

То придержитеся вы только умноженья:

Чтобъ чина предъ другимъ вамъ не уничтожать,

То по чинамъ, лишь имъ извольте прибавлять.

 

ПРЯМИКОВЪ.

Не сроденъ я, мой другъ, на этакія штуки.

Пускай подарками мой врагъ мараетъ руки.

Я мыслю, что мою тѣмъ правость помрачу,

Когда я за нее монетой заплачу.

ДОБРОВЪ.

Вы слишкомъ пѣсенку поёте намъ высоку;

А на Руси твердятъ: не всяко лыко въ строку.

 

ПРЯМИКОВЪ.

Но я все правдою привыкъ, мой другъ, строчить.

Имѣній могутъ всѣхъ они меня лишить,

Но не принудятъ ввѣкъ на подлость и пронырства.

 

ДОБРОВЪ.

Чтожъ вамъ отъ этого прибудетъ богатырства?

 

ПРЯМИКОВЪ.

Честь. —

 

ДОБРОВЪ.

Честь, сударь, не въ честь, какъ нечего съ ней ѣсть!

Но надобно же вамъ подумать какъ ни есть....

 

ПРЯМИКОВЪ.

Я думаю, я правъ. —

 

ДОБРОВЪ.

И не уже ль стоите

Упрямо въ томъ?

 

ПРЯМИКОВЪ.

Стою.

 

ДОБРОВЪ.

И имъ вы не дадите?

 

 

ПРЯМИКОВЪ.

Ни шеляга не дамъ.

 

ДОБРОВЪ.

Однако истецъ вашъ,

Я думаю, прислалъ тяжелый свой багажъ,

И подъ фортецію суда подкопъ ужъ роетъ.

 

ПРЯМИКОВЪ.

Пусть. —

 

ДОБРОВЪ.

Ну, а какъ онъ залпъ изъ кошелька откроетъ,

То праву вашему (свищетъ) на воздухѣ гулять.

 

ПРЯМИКОВЪ.

Ну чтожъ? хоть здѣсь они изволятъ сплутовать,

То я Намѣстнику на нихъ подамъ прошенье.

 

ДОБРОВЪ (закрывал рукою ротъ.)

О Боже! положи устамъ моимъ храненье! —

Но хоть подумайте, — и это, ей, не вздоръ: —

Что исполняется Палатскій приговоръ;

И что ощиплютъ васъ, какъ коршуны синицу;

А съ апелляціей, ужъ голой (свищетъ) дуй въ столицу.

 

ПРЯМИКОВЪ.

Нѣтъ; права моего ничто не помрачитъ.

Я не боюсь: законъ подпора мнѣ и щитъ.

 

ДОБРОВЪ.

Ахъ! добрый господинъ, ей, ей! законы святы,

Но исполнители лихіе супостаты.

Законъ желаетъ намъ прямаго всѣмъ добра;

Но мы хотя и всѣ изъ одного ребра,

Но неравно мы всѣ къ добру расположенны.

Въ Зерцало взглянь Судовъ: Петра черты священны

Безмездно тамъ велятъ по истинѣ судить;

Божественъ судъ таковъ! да гдѣ судей найтить?

Законъ старается вселить въ насъ души новы,

Навычки умягчить развратны и суровы,

Ко безкорыстію желаніе вперить,

И съ правдою судей сколь можно примирить;

Наградою ихъ льститъ и казнью угрожаетъ;

Но противъ ябеды ничто не помогаетъ.

Ее-то бойтесь вы, сударь, а то роса,

Покуда солнышко взойдетъ, пробьетъ глаза;

И чтобъ насущнаго вамъ хлѣба не лишиться,

То должно съ ябедой какъ ни наесть сойтиться.

 

ПРЯМИКОВЪ.

Все такъ, мой другъ; но я изъ правилъ ужъ моихъ

Ни для какихъ причинъ не выйду ни на мигъ.

И я рѣшился разъ: что скажешь, все пустое.

 

ДОБРОВЪ.

Но....

 

ПРЯМИКОВЪ.

Перестань, прошу. Да это что такое?

Судейскій красный столъ, мой другъ, я вижу здѣсь!

 

ДОБРОВЪ.

Не знаю какъ сказать: иль Ангелъ, или бѣсъ,

Внявъ челобитчиковъ умильному моленью,

Присутственны мѣста всѣ предалъ всесожженью;

А какъ домовъ такихъ нельзя здѣсь вдругъ найтить,

Гдѣ выгодно суды могли бы помѣстить,

То Предсѣдатель нашъ въ свой домъ вмѣстилъ Палату,

Съ казны за то себѣ пріобрѣтая плату.

(Показывая, будто деньги считаетъ.)

 

ПРЯМИКОВЪ.

Такъ мы нечаянно въ святыню забрели?

 

ДОБРОВЪ.

Но святость, знать, въ ней спитъ; а день ужъ на земли.

Дивлюсь; для праздника хозяйка именинна,

И для сговора....

 

ПРЯМИКОВЪ.

Чей сговоръ?

 

ДОБРОВЪ.

У нихъ едина

Лишь дочь. Я слышалъ всколзь; таятъ.

 

ПРЯМИКОВЪ.

Да за кого?

 

ДОБРОВЪ.

Не знаю истинно. Да вамъ что до того?

 

ПРЯМИКОВЪ.

Какъ что? но на тебя могу ль я положиться?

 

ДОБРОВЪ.

Я преданъ вамъ, сударь: нѣтъ нужды и божиться,

Ужъ послѣ всѣхъ тѣхъ тайнъ, что вамъ….

ПРЯМИКОВЪ.

Такъ знай, мой другъ,

Что страстью нѣжною пылаетъ къ ней мой духъ.

Но кто соперникъ мой? —

 

ДОБРОВЪ.

Таятъ, сударь, къ чему та.

Да вотъ ея идетъ служанка къ намъ.

_______

 

 

ЯВЛЕНІЕ II.

 

ПРЯМИКОВЪ, ДОБРОВЪ и АННА.

 

ПРЯМИКОВЪ.

Анюта,

Ахъ! какъ я радъ тебѣ!...

 

АННА.

И я вамъ. Да отколь

Принесъ васъ Богъ?

 

ПРЯМИКОВЪ.

Постой, и прежде мнѣ позволь

Спросить, правдивъ ли слухъ по городу несется,

Что барышня твоя ужъ за-мужъ отдается?

 

АННА.

Что отдается, въ томъ, навѣрное, вамъ лгутъ;

Но то не солгано, сударь, что отдаютъ.

 

 

ПРЯМИКОВЪ.

Скажи мнѣ искренно, скажи все, что ты знаешь;

Или и ты меня въ печали оставляешь?

Хоть словомъ успокой, Анютушка, меня.

 

АННА.

Да что мнѣ вамъ сказать?

 

ПРЯМИКОВЪ.

Скажи, любимъ ли я?

 

АННА.

Хотя и не совсѣмъ, сударь, вы правы сами;

Но правды потаить я не хочу предъ вами.

Васъ любятъ; но бѣда, что принуждаютъ насъ

Женою быть того, кто не похожъ на васъ.

 

ПРЯМИКОВЪ.

Ахъ Боже мой! поди жъ скажи ты ей, Анюта!

 

АННА.

Да вотъ она сама.

_______

 

Полный текстъ произведенія въ форматѣ pdf: Купить за 20 рублей

Содержание

Наша книжная полка въ Интернетъ-магазинѣ OZON.

Партнерская программа съ Лабиринт.ру